Азербайджан
Typography

Израильский политолог, советник черкесских общественных организаций, Авраам Шмулевич - к чему может привести отказ от многовекторной внешней политики азербайджанских властей, о феномене "ИГ", о недавних событиях в Грозном.

 

– Азербайджан сегодня практически находится на тропе «войны» с США. Очищено прозападное политическое поле, а власть часто критикует США, в частности, упрекает их в нарушении прав человека, говорит о наличие расовой дискриминации в Штатах. Это она делает неспроста, в основном это носит ответной характер на критику со стороны США. Складывается ощущение, что Азербайджан дистанцируется от США, при этом проводит уже пророссийскую политику, отказавшись от внешней сбалансированной политики. Как вы считаете, к каким последствиям это все может привести?

– Есть поговорка, что если Бог хочет кого-то убить, то лишает его разума. Это касается и народов. В истории мы неоднократно наблюдали, когда Всевышний хотел уничтожить какое-то государство, то лишал разума его политической элиты. Считать, что США хотели устроить революцию в Азербайджане, это просто непонимание того, что происходит в мире. Американцы, конечно же, ничего подобного не хотели, а если бы и хотели, то давно бы сделали. Элементарно, посмотрите на помощь, оказанную американцами азербайджанской оппозиции, и сравните ее с помощью, оказанной украинской оппозиции во время первой революции в этой стране.

Надо понять одно: революцию нельзя устроить, это естественный процесс, можно подтолкнуть, направить как-то, но если общество не созрело, то никакой революции не будет.

Азербайджан граничит с Ираном, Турцией, Россией. Все три страны – бывшие империи, все три страны, в состав которых когда-то Азербайджан входил. Поэтому они продолжают рассматривать Азербайджан в качестве своей законной добычи. Однако, если Турция и Иран не вступили на путь внешней экспансии, то Россия уже начала этот процесс. У нее остаются серьезные интересы, связанные с Азербайджаном. И если Путин говорил, что Украину незаконно вышла из состава СССР, то также в Кремле думают об Азербайджане. Я уже говорил, что недостаточно получить независимость, главное, сохранить ее. Кстати говоря, то, что украинские элиты смогут сохранить свою независимость, у меня в этом большие сомнения.

Россия четко смотрит в сторону Закавказья, на Азербайджан, желая включить эти территории в зону своего влияния. Только сумасшедший, который ничего не понимает в политике, может считать, что США захотят лишить Азербайджан независимости, что Европа хочет включить его в свой состав. Отказ от многовекторной политике является согласием на включение Азербайджана вновь в состав российской зоны влияния, и не важно, будет ли это включение явным или прикрытым, как называется русский чиновник, который будет определять азербайджанскую политику – наместником российского императора, как в 19 веке, или послом РФ в Азербайджане.

Возможно, азербайджанскую элиту подвело незнание западных реалий. США критикует Азербайджан за ситуацию с правами человека, критика эта усиливается, но связано это не с событиями в Азербайджане, а с событиями в самой Америке, а именно, с поражением, которое потерпели демократы в Конгрессе и Сенате США. Сейчас республиканцы (американская оппозиция), контролирует обе палаты парламента, чего не было долгое время.

В России есть поговорка: человек думает одно, говорит другое, делает третье. Это, конечно же, опять-таки азиатский путь мышления. Европейцы, американцы делают то, что они думают. И действительно, когда американцы говорят о важности прав человека, то это не риторика, это вещь, которая находится в основе западной системы ценностей, и западным правительствам сложно иметь дело с недемократичными странами, поскольку общественное мнение Запада такие вещи не понимает, это противоречит самой философии политики этих стран.

Конечно, американская дипломатия достаточно циничная. Госдеп с удовольствием закрывает глаза на нарушение прав человека, но американский парламент, который связан с народом, тем более американское общественное мнение, не принимает сотрудничества властей с режимами, которые нарушают права человека, это вызывает критику, а администрации президента всегда приходится оправдываться.

Обама получил республиканское большинство, во-вторых, Америка вступила в предвыборный период, а, следовательно, Обама начинает думать о своем имидже и в такие моменты усиливает попытки добиться соблюдения прав человека в авторитарных странах. Кроме того, американцы реально считают, что демократия – это форма правления, которая обеспечит наибольшую устойчивость в обществе. Поэтому они искренни в своих требованиях. Обижаться на критику не стоит. Это полностью не конструктивно, они критикуют не из-за того, что хотят кого-то свергнуть, а потому, что не могут иначе.

Умное правительство занялось бы тем, чтобы минимизировать потери лишь словесной перепалкой. А самое плохое, что можно сделать – арестовывать правозащитников, политических активистов. Это полное безумие. При таком темпе можно пройти точку невозврата, тем более, когда существует северный сосед, который в отличие от Америки, действительно предпринимает действия для того, чтобы прибрать страну к рукам.

У русских есть мощные рычаги влияния. Азербайджанское общество не производит впечатления общества, где большая часть народа довольна своим правительством, и можно сказать, что значительная часть населения находится вне социального контакта с властью, в этом смысле общество не устойчиво. Плюс ко всему, Россия поддерживает на медленном огне сепаратистские настроения, национальные конфликты, которые при желании можно разжечь, есть карабахская проблема, которая в свое время Россия пыталась использовать для сохранения СССР, а потом уже для контроля над странами. Я уже не говорю об экономических рычагах влияния на Баку. Поэтому отказ от многовекторной политике – автоматически означает превращение Азербайджана в сателлита России.

В принципе, может быть, ваши политические элиты и готовы на это, они хотят стать декоративной фигурой. Политические элиты Азербайджана и других советских республик жили неплохо и при советской власти, достаточно было творчески выполнять приказы Москвы, а личное благополучие при этом обеспечивалось. Может быть, именно такой путь кому-то приходится в Азербайджане по душе. Но политика властей Азербайджана является самоубийственной, она приведет к подчинению Азербайджана Россией. А узнаем мы об этом из того, будет ли открыта абхазская железная дорога, или нет. Гудок первого поезда станет последним звонком для независимости Азербайджана.

 

– Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил на днях, что его страна не признает транзитного запрета РФ, Россия "повела себя неприлично", нарушив соглашения о ТС.  А позавчера стало известно, что Белоруссия вернула таможенные посты на границе с Россией. Означает ли это, что Путинскому мини-СССР конец?

– Не факт, что ему наступит так скоро конец. Евразийский союз, который задуман Путиным, конечно же, – это не Европейский союз, это восстановление СССР в формате лайт-версии, подчинение стран, которые входят в союз, «старшему брату». Это не инструмент взаимовыгодного экономического сотрудничества, каковым является Европейский Союз, это инструмент для установления гегемонии России.

 

Лукашенко известен тем, что он достаточно ревностно относится к своей власти, не собирается превращать Белоруссию в очередную русскую губернию, поэтому он старается балансировать, очень искусно проводит многовекторную политику, умело лавируя между Россией и Западом, он реально отстаивает независимость своей страны, у него всё хорошо со стратегическим мышлением. И Назарбаев тоже не намерен превращать Казахстан в российского сателлита. Он, действительно, я думаю, обеспокоен, возможностью территориальных претензий со стороны России. Русские пытаются переломить сопротивление лидеров двух суверенных стран, у них есть мощные рычаги влияния, но Лукашенко сопротивляется пока что успешно, но я не уверен, что Назарбаеву это также удастся.

 

– Актуальным остается сегодня вопрос, связанный с террористической организацией «Исламское государство». Стоит ли нам ожидать распада группировки на несколько террористических групп или угроза до сих пор остается? И в чем, по-вашему, все же феномен ИГ?

– Конечно, угроза остается. Исламисты проявляют патологическую неспособность договориться между собой, любое исламистское движение начинает уничтожать своих, постоянно существует раскол. Думаю, это еще одно доказательство, что радикальный салафитский ислам является ложным учением. Они постоянно говорят об опасности «фитны», но постоянно ею заняты.

Большинство исламистских группировок в определенных этапах своего развития начинали враждовать, но это, тем не менее, не мешает исламизму как политической силе набирать вес. ИГ до сих пор является самым успешным исламистским проектом, даже более успешным, чем «Аль-Каида», они смогли взять под свой контроль большие территории, смогли наладить гражданское управление там. Это успешный проект и нет оснований говорить, что он погрузится в пучины раздора и развалится. Правда, исключать это нельзя.

 

– Давайте вернемся все же к вопросу о недавних событиях в Грозном. Это еще одна головная боль для Путина? Война продолжается?

– Война в Чечне никуда не исчезала, она продолжается, лишь снизилась ее интенсивность, и она полностью стала диверсионно-партизанской. Но за последний неполный год в ходе этой диверсионно-партизанской войны на Северном Кавказе было убито 290 человек, это большие цифры. «Имарат Кавказ» (ИК)смог перегруппироваться после ликвидации Доку Умарова, пришел новый эмир Али Абу-Мухаммад (Кебеков Алиасхаб), который заявил о том, что они отказываются от нападения на гражданское население, от тактики применения смертников. Они хотят мобилизовать широкую поддержку большинства населения. И в этом смысле событие в Грозном соответствует этой директиве: они нападали на военных, не стали убивать гражданское население. Между прочим, это не первый случай в Грозном.  Если СМИ и аналитики об этом не помнят, то лишь потому, что в связи с событиями в Украине, Кавказ немного выпал из поля зрения.

Операцию имаратчики готовили, по-видимому, долгое время, им удалось дезинформировать русские и кадыровские спецслужбы, что является успехом, нападение стало для тех полной неожиданностью.

Кроме того, существует конкуренция между «ИГ» и ИК. Многие боевики из Северного Кавказа уехали воевать на Ближний Восток, приняли присягу руководству «ИГ». Это не нравится руководству ИК, оно пытаются привлечь недавними акциями, которые, кстати сказать, будут и в будущем, на свою сторону потенциальных боевиков, мусульман, которые недовольны происходящем на Кавказе.

Думаю, что американцы все-таки добьют «ИГ». Обама недавно в своей речи заявил, что существуют три основные угрозы для человечества: лихорадка Эбола, действия России и «ИГ». С Эболой справиться невозможно, это природное явления, существовавшее задолго до Обамы, и для этого необходимо изменить санитарные нормы всего африканского населения, построить современную систему здравоохранения. Добиться того, чтобы Россия уже до 2016 года, когда состсоятся выборы в США, вернула Крым Украине, думаю, невозможно, если только Путин совсем не потеряет голову. Остается борьба с «ИГ». Думаю, Обама сделает все, чтобы разбить эту организацию, выдавить боевиков с территории Ирака. В таком случае масса боевиков устремятся на Северный Кавказ, тем более что Северный Кавказ был объявлен их руководством целью своей экспансии. Думая, что акции ИК направлены также на то, чтобы привлечь этот новый контингент в свои ряды.

Авраам Шмулевич